»»История иван-чая

История иван-чая

Сегодня мы наблюдаем живой интерес к такому продукту, как Иван-чай. Наши соотечественники, энтузиасты возрождения Иван-чайной отрасли стремятся найти старинный рецепт приготовления «Копорского чая» (другое, более распространенное в XIX веке название Иван-чайного напитка),  а так же, в силу неполноты знаний, распространяют мифы касаемо его истории. Исследуя дореволюционные источники на эту тему, мы пришли к пониманию необходимости дать обществу возможность ознакомится с подлинной историей Иван-чая, тем самым вдохновить отечественного производителя в осознании правильности выбранного им пути.

История Копорского чая неразрывно связана с историей взаимоотношений Российской Империи и Китая. Иван-чай стал широко использоваться в обществе непосредственно как чай в период популяризации китайского чайного напитка среди народов Российской Империи, и изначально использовался сугубо как сырье для фальсификации последнего.

После того, как в 1715 году была основана первая русская миссия в Китае, уже в 1719 году Пётр I отправил большое посольство для заключения нового торгового договора, однако ничего не вышло. Более того, в связи с внутренней борьбой в Китае в отношении России был выдвинут мораторий на торговые отношения, который продолжался более пяти лет. Только в 1727 году нам всё-таки удалось заключить с китайцами два договора: Буринский —установивший границы со стороны прибайкальских районов и Кяхтинский — положивший прочное начало русско-китайской торговле, для которой отводилась местность между рекой Кяхтой и горой Орогойтой. Кяхтинский договор давал нам право посылать торговые караваны раз в три года в Пекин и Угру.  Китайское правительство брало на себя обязательства по содержанию русской миссии, русские купцы освобождались от китайских пошлин, и им разрешалось жить в Пекине. В 1728 г. на р. Кяхте Россией была основана русская слобода [Павлов А.С., 1860].

На протяжении следующих 120 лет русская торговая компания будет работать в условиях недружелюбия со стороны китайцев и экономического давления, исходящего от Англии.

Для нас этот период интересен тем, что в это время на территории Российской Империи активно распространялся китайский чай и бедный селянин, руководствуясь желаниями попробовать заморский напиток, а также заработать на нем, придумывал разные способы его фальсификации и торговли.  Например, один из интересных фактов распространения чая в России заключался в том, что за неимением достаточных денежных средств купить китайский чай, бедные слои населения начали изготовлять самовары и ставить их на постоялых дворах. Когда барин останавливался отдохнуть, рабочий или крестьянин предлагали заварить чаю, на что первый отдавал горсть чайного листа. Таким способом бедняки знакомились с чайным напитком.

По мере распространения китайского чая, на него возрастал всё больший спрос среди беднейших классов. Параллельно развитию спроса, народные умельцы начинают создавать его суррогаты и под громким именем «чёрного чая» продавать за более низкую цену. Следует отметить, что первыми странами,где стали активно фальсифицировать чай являются Англия и, как ни странно, Китай. Однако эта отрицательная сторона привилась в России очень быстро, так что нашим предкам недолго довелось пить чистый китайский чай.

 

Русский чай берёт своё начало со времен царствования императрицы Екатерины II.

«Промыселъ этотъ возникъ, кажется, впервые около Петербурга; говорятъ, что дворовый человекъ Царкосельской вотчины г. Савеловъ, побывавъ съ посольством нашимъ во времена Императрицы Екатерины II въ Китае, и узнавъ тамъ выделку чая, вздумалъ применить её къ нашимъ травамъ. Онъ удачно избралъ для этого траву кипрея, растущей во множестве въ северной и средней полосахъ России»

— Субботин А.П., 1892

Итак, можно смело утверждать, что выделанный (ферментированный) Иван-чайный напиток, в том виде, в каком мы его знаем, появился в России во второй половине XVIII века, но расцвет его пришелся лишь на XIX век.

Производство Иван-чая было сосредоточено в центре юго-западной части Петербургской губернии — в Царскосельском, Ямбургском, Лужском, отчасти в Петергофском и Гдовском уездах. Чайный суррогат из листьев Иван-чая был прозван нашими предками как «Копорский чай», но здесь необходимо указать, что Копорский чай готовился не только из кипрея, в него часто добавлялись такие растения, как сокольник, вероника, пятилистник — для вкуса, медуница, берёза — для хорошего настоя, а почки рябины — для цвета.

По утверждениям источников, «Название своё этотъ суррагатъ получилъ отъ той местности Петербургской губернии, которая служитъ центромъ его производства и которая въ старину была известна под именем Копорья. Въ центре этой местности, ещё до покорения её Петромъ Великимъ, находилась крепость Копорье, которая впоследствии была обращена въ село, и это популярное название распространилось на всю окружающую местность и ея обитателей, хотя въ самомъ селе Копорье производством чая вовсе не занимаются»

— Субботин А.П., 1892

По мере активного истребления лесов, культурная площадь для Иван-чая всё больше расширялась. Кипрей растёт на сухих и высоких местах с подзолистой почвой, но самая благоприятная почва это горельники, либо вырубленные леса.

Наши предки собирали Иван-чай два раза в год — весной и осенью. Весной крестьяне собирали лист медуницы для выделки Копорского чая, но так как сбор приходился на посевную, и крестьяне были заняты полевыми работами, его было собирать не выгодно.

Настоящий сборъ производится въ начале осени, когда Иванъ-чай совершенно отцветётъ и листья его начнутъ желтеть и сохнуть. Периодъ сбора продолжается 4-6 недель, его производятъ взрослые (преимущественно женщины) и подростки обоего пола, большею частью въ соседнихъ помещичьихъ и казенныхъ лесахъ. Самъ процессъ сбора состоитъ въ томъ, что сборщикъ, обхвативъ рукою снизу стебель растения, быстро проводитъ её вверхъ и, обрывая такимъ образомъ все листья, плотно складываетъ ихъ въ кузова и корзины дома, въ укромномъ месте — на чердаке, на гумне, или сарае они расстилаются и сушатся. Сама фабрикация чая производится глубокой осенью и весною въ распутицу, когда ко многимъ деревнямъ прекращается всякий доступъ, что очень важно для безопасности производителей

— Субботин А.П., 1892

Технология производства заключалась в том, что высушенный лист кипрея, медуницы, рябины клали в кадку и обваривали кипятком, а для того чтобы они лучше обварились, бросали дополнительно раскалённые до-красна камни. После того, как лист достаточно проварился и распрел, его перекладывали в корыто и перетирали с чернозёмом или болотной землёй, после чего сушили в жарко натопленной русской печи. Высушенный чай предварительно просеивали на грохоте или решете, чтобы удалить золу и излишнюю землю. После полученный чай перетирали руками до тех пор, пока он не становился похожим на китайский. Такой чай скупался местными и соседними скупщиками, которые, как правило, заранее заказывали объёмы производителям. Купленный чай подвергали дальнейшей обработке.

Тутъ важную роль играетъ сушка: если листъ будетъ пересушенъ, то онъ скоро перетирается и обращается почти в порошокъ, если-же будетъ недосушенъ, то его будетъ трудно перетеретъ и онъ выйдетъ крупнее настоящего чая

— Субботин А.П., 1892

Эти скупщики в дальнейшем перепродавали вторично переработанный чай более крупным, а те уже сбывали основным торговцам, которые поставляли Копорский чай за рубеж, в Петербург, Москву и другие города Российской Империи.

Необходимо заметить, что основная прибыль от реализованного чая доставалась скупщикам. Крестьяне же в свою очередь получали небольшую плату, но даже она составляла хорошее подспорье в хозяйстве. Оптовые торговцы оправдывали свой излишний барыш как плату за риск, которую они несут со стороны полиции и прочих ведомственных органов. Многие крестьяне брали в долг у постоянных скупщиков, а по осени вели расчёт чаем.

Лучшим сортом среди Копорского чая считался тот, который был полностью приготовлен из листа Иван-чая. Петербургская губерния стала снабжать Копорским чаем Нижегородскую ярмарку, Балтийскую губернию и Москву. В последней Копорский чай был особо популярен, так как он представлял альтернативу такому опасному для здоровья фальсификату, как спитой чай [Копорский чай // Большая советская энциклопедия: [30 т.] гл. ред. А.М. Прохоров – 3-е изд. – М., 1969-1978].

Москва на тот момент была главным производителем спитого чая. Производство спитого чая было сосредоточено в Рогожском районе, около Таганки, отчего его и прозвали «рогожским». Как утверждают источники, большинство представленного в торговле чая на прилавках Москвы составлял этот жуткий фальсификат. Спитой чай представлял собой выпарки потреблённого чая, которые собирались в трактирах, харчевнях и прочих заведениях прислугою на столах, полах и в помойных ямах. В таком виде чай поступал к производителям, где для придания прежнего вида — сухости, скрученности и колера, были изобретены разнообразные способы фабрикации.

…отъ спитыхъ листьевъ отделяютъ посторонние примеси (кости, комки грязи, облупки, соръ и т.п.), намачиваютъ растворъ въ аварийской камеди (чтобы свёртывались при усушивании) или крахмальном клейсере, затемъ—спрыскиваютъ отваромъ веществъ, содержащихъ дубильную кислоту (для сообщения чаю вяжущего вкуса). Потомъ ихъ окрашиваютъ кампешевымъ деревомъ, жженымъ сахаромъ, катеху, желтымъ купаросомъ, иногда графитомъ, а то и просто сажей; свернутые, просушенные и окрашенные листья ссыпаютъ в ящики, пропитанные пахучими маслами, отчего въ чай добавляютъ «колеру», получить и «букетъ»; иногда къ сфабрикованному чаю для придания некоторого сходства съ настоящимъ подсыпаютъ небольшое количество последнего.

— Субботин А.П., 1892

В 1820 году г. Савёлов переселил несколько обученных семей в Москву и Копорский чай распространился здесь под именем Иван-чая. Оптовая цена на Иван-чай составляла от 1 до 3-х руб. за пуд. Лучшие сорта Копорского чая, которые больше походили на китайский, оценивались от 10 до 20 серебряныхрублей за пуд.

В розничной продаже цена варьируется, смотря по проценту примеси: такъ—есть чай въ 60-80 коп. фунтъ, где примесь копорского чая составляет 90-100%, а настоящий чай продается очень редко

— Субботин А.П., 1892

Необходимо отметить, что цена на китайский черный чай в 1863 году  составляла: от 1 р. 45 коп. до 3 р. за фунт низших и средних сортов; оптовая торговля велась от 80 рублей серебра за аналогичные сорта.  Это в сотни раз выше стоимости Копорского чая.

Что касается объёмов производства Копорского чая, то точные цифры отсутствуют, так как производство велось тайно. Мы можем предположить условные цифры производства Копорского чая, опираясь на следующие факты:

География производителей Иван-чая к середине XIX века составляла: «Ямбургский уезд, деревень Хотнежи, Мазанки, Ганбово, Твердаго; Царско-сельского уезда: Гусенки, Расколовки, Селище» [МУ. Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860].

Производители данной местности сбывали свой товар в Петербург, Ревель, Ригу, Дерпь.

Кроме Петербургской губернии, как оказалось, по розыскамъ Иванъ-чай выделывается крестьянами въ разныхъ местахъ, а именно: въ Московской губернии,  Дмитравскомъ уезде, въ деревняхъ Парфенихи, Упихи, Хохловой, Сергеевки, Гари, Запрудне, Татьяниной, Быковой, Корюшевой, Гусенкахъ и проч.  Владимирской губернии  Александровского уезда, въ деревняхъ: Бурцовой, Сосоквой, Задиловой, Гуслевой и проч. Тверской губернии  Калязинского уезда, въ Юркиной, Сорокиной, Бардиной и проч… Казанская губерния, главным образом, в окрестностях деревни Богатыя Сабы Мамадышскаго уезда

— МУ. Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860

Рассмотрим более детально объёмы производства на примере Петербургской губернии. Здесь к началу XIX века насчитывалось порядка 30 деревень, занимающихся выделкой Иван-чая. Средняя численность крестьянских дворов составляла от 20-ти и в некоторых районах превышала за сотню.

…одинокие бесхозяйные вдовы набирают по 40-50 пудовъ копорского чая в годъ, а большие семьи по 100-150 пудовъ и более; можно сказать, что по всей Петербургской губернии производиться в годъ десятки тысячъ пудовъ.

— Субботин А.П., 1892

Таким образом, можем предположить, что производство Иван-чая в Империи составляло сотни тысяч пудов в год!

В первой половине XIX века мы наблюдаем снижения импорта китайского чая. Это вызвано, прежде всего, массовой фальсификацией чая внутри страны, а также производства его суррогата.

Невозможно определить съ точностью, какъ великъ подрывъ чайной торговли отъ Копорского чая, но должно принять в рассуждение  во первыхъ, что после строгого преследования въ 1834 году количество вывоза Кяхтинского чая внезапно увеличилось на 26 и 37 тысячъ пудовъ, а затемъ въ продолжении двухъ годовъ опять стало упадать и достигнувъ снова прежней цифры почти на ней остановилось

— МУ.Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860

Последнее можно связать с уменьшением давления на производителей Копорского чая.

Немаловажную роль в истории Иван-чая занимает факт наличия его экспорта зарубеж. Копорский чай поставлялся в Европу и Азию. В 1888 году в г. Челябе, что за Уралом был арестован целый обоз с копорским чаем, который везли в киргизскую степь [Копорский чай // Большая советская энциклопедия: [30 т.] гл. ред. А.М. Прохоров – 3-е изд. – М., 1969-1978].

Больше всего копорского чая отправлялось заграницу, особенно въ Пруссию, по Варшавским и Балтийским железным дорогамъ. Отправляютъ его по вагону — по два сразу, укопоривъ предварительно в ящики подъ видом какой-либо другой клади

— Субботин А.П., 1892

В связи с нарастающей тенденцией распространения копорского чая среди масс населения Иван-чай начинает представлять реальную угрозу для многих торговых домов, в связи с чем последние начинают активно влиять на перемену общественного мнения и риторики в отношении Копорского чая.

Первые попытки со стороны государства остановить фальсификацию чая возникли еще при Императрице Екатерине II. В 1811 году министерство финансов принялось за искоренение этого факта. Существенные меры не были реализованы, так как от этого отвлекла отечественная война, но в 1815 году министерство финансов выработало проект противодействия фальсификации чая и представило его на утверждение сената.

В 1816 году поступают первые жалобы от Московского купечества и Американской компании о подрыве чайной торговли со стороны Копорского чая.

Указъ правительственного сената от 12 сентября 1816 года быль первымъ законодательным актомъ въ борьбе съ злоупотреблением въ чайной торговле. Въ этомъ указе говорится: «Государь Императоръ Высочайше повелитъ соизволить: 1)первое чтобы сборъ той травы, из который приготавливается такъ называемый копорский чай или Иванъ-чай, во всехъ местахъ Российской Империи строжайше воспретить, и 2) если кто изъ покупщиковъ в лавкахъ, рядахъ или иныхъ местахъ въ настоящемъ чае найдетъ примись копорского или Иванъ-чая, то о такомъ торговце, у коего сие было открыто, произвести строжайшее следствие и после онаго, если найдется у него Иванъ-чай, объявить в газетахъ обеих столицъ, какъ о лице, незаслуживающемъ доверия общества, и привлечъего къ законной ответственности на основании общихъ положений, выработанныхъ министерствомъ финансовъ.

— Субботин А.П., 1892

В ответ на попытки отечественных производителей признать Иван-чай суррогатом и продавать под собственным именем, как Копорский чай, торговые лобби начинают компанию дискредитации отечественного продукта. С этого времени Иван-чай перестают называть суррогатом и начинают относить к видам фальсификата китайского чая.

Торговые компании продолжают оказывать давление на государственные органы, финансировать медицинские и научные исследования, целью которых являлось доказать вредное влияние на организм человека «копорки».

В 80-х годах XIX века «Медицинский Совет призналъ траву кипрея безвредною для здоровья» [МУ.Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860].

В обществе вновь возник вопрос о Копорском чае. Учитывая, что чай к началу XIX века стал составлять необходимую потребность бедных слоёв населения, где последние не в состоянии покупать настоящий чай, кажется разумным и целесообразным допустить как замену дорогому китайскому напитку, безвредный отечественный чайный суррогат.

19 июля 1819 года сенатом был заново утверждён Высочайший указ 1816 года.

Ныне, —говоритъ сенатъ, —доходятъ до нашего министерства финансовъ сведения о томъ, что приготовление копорского чая, продажа и подмешивание онаго съ настоящимъ китайскимъ чаемъ производится тайно во многихъ местахъ Империи. А какъ запрещённая сия торговля делаетъ большой вредъ кяхтинскимъ торговцамъ, которые меняя китайцамъ на чай сибирские меха, единственно способствуютъ благосостоянию того края, то онъ, г. министръ, считаетъ долгомъ представить о семь правительствующему сенату съ темъ, что не блогоугодно-ли  ему будетъ востановить силу закона 1816 года и воспретить торговлю копорскимъ чаемъ, какъ давно уже признанаго деломъ вреднымъ и особенно среди сельскаго населения, где не сознаютъ въ достаточности этого вреда отъ примеси копорскихъ травъ в китайский чай

— Субботин А.П., 1892

Оба выше указанных приказа были вновь утверждены и распубликованы в 1834 году. Губернаторы были извещены министерством финансов в особом приказе «строжайше поддерживать наблюдение за торговлею чаемъ и привлекать къ законной ответственности всехъ фальсификаторовъ, у которыхъ найденъ подмешанный чай» [МУ.Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860].

В связи стем, что законы о продаже поддельных веществ были не полны и подавали повод к различным толкованиям, мы наблюдаем случаи, когда суд оправдывал недобросовестных торговцев, которые утверждали, что они не продавали поддельный чай как настоящий.

Благодаря этому фальсификация в России пустила глубокие корни и на протяжении долго времени вынуждала надзорные органы «опускать руки».

Вплоть до 1890 года в России действовала подсудность мировых судов и согласно ст. 115 устава о наказании за обман в форме фальсификации назначался штраф от 100 до 300 рублей и арест сроком в 1 месяц; однако подобная мера наказания не носила отягощающий характер для крупных торговцев, потому активно игнорировалась.

В 1888 году после заседания Московского физико-медицинского общества, на котором проф. В.А. Тихомиров представил заключения о физико-химических свойствах кипрея, многие учёные стали утверждать, что вредные действия копорского чая не доказаны.

Въ виду этого некоторые исследователи советуютъ даже разрешить продажу его (Иван-чая), но подъ настоящимъ именемъ, какъ суррогата, подобно тому, какъ допускается продажа ячменнаго кофе, искусственного масла и т.п.

— Субботин А.П., 1892

В свою очередь, Кяхтинская и Американская компании, остерегаясь популярности «копорки», говорили о необходимости правительственной поддержки для них. В своих утверждениях они руководствовались следующими тезисами:

Обстоятельство это чрезвычайно важно, потому что отъ первой (Кяхтинской компании) зависитъ множества фабрикъ нашихъ в Москве и промыселъ доставки чая и товаровъ за него по Сибири, а отъ второй (Американской) зависитъ само существование нашихъ Северо-Американскихъ владений

— МУ.Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. 3-е изд. – М., 1860

Полицейские власти начинают местные действия в противовес возникшей культуре производства Копорского чая. Нужно отметить, что работа по выявлению производителей Иван-чая представляла весьма сложный характер, так как почти нереально было проверить порядка 40-50 селений, разбросанных между собой на десятки вёрст.

Так же справедливо заметить, что вплоть до второй половины XIX века Высшие уездные власти на проблему Копорского чая весьма часто смотрели «сквозь пальцы»,  руководствуясь соображением, что производство Иван-чая для многих крестьянских дворов составляло главное подспорье для покрытия государственных и земских платежей. Вследствие сложившихся реалий, когда время приходило собирать подати, этот промысел позволял снизить недоимки [Пель А.В., Спб., 1888].

Но правление Российско-Американской компании не прекращало своё давление на надзорные органы. В торговых домах, лавках, тавернах и прочих заведениях были представлены образцы фальсификаторов китайского чая, среди них находился и Иван-чай. Проводились постоянные осмотры магазинов, в результате которых, как правило, были уличены недобросовестные торговцы.

За счёт государственной казны, при помощи ботаников и химиков были открыты лаборатории для выявления поддельного чайного листа. Каждый желающий мог принести образцы приобретённого чая и бесплатно проверить его на подлинность.  Происходило массовое изъятие и уничтожение суррогатов и фальсификата. Со стороны государства резко ужесточается законодательство, вводится уголовная ответственность за сбор и производство Копорского чая. Возбуждаются первые уголовные дела, в обществе обсуждаются громкие судебные процессы [А. Наумов//Варшавский дневник, 1888].

В этой связи будет интересно рассмотреть несколько примеров:

Всё это подтвердилось въ 1888 году, когда полиция произвела осмотръ чайныхъ магазинов и исследовала продающиеся сорта чаёвъ: оказалось, что большая часть изънихъ содержитъ подмесь копорки, только въ разныхъ доляхъ, что зависитъ от солидности фирмы и отъ высоты цены на чай. Кроме того, экспертами было исследовано более 100 образчиковъ чая, ценою ниже 2 рублей за фунтъ, взятыхъ въ ста разныхъ чайныхъ магазинахъ. В восьмидесяти найдена почти половина примеси копорской травы, но при этомъ виновные торговцы оказывались настолько наивными, что по ихъ словамъ, сами не могли отличать китайского чая отъ копорскаго и стали невинными жертвами

— Субботин А.П., 1892

В том же 1888 году в обществе охранения народного здравия был представлен доклад доктора Мальчевского о результатах исследования чая.

Докладчикъ исследовалъ 18 сортовъ чая, взятыхъ изъ магазиновъ, мелочныхъ лавокъ, изъ духовной академии и др. Въ большинстве случаевъ анализъ обнаружилъ примесь спитого чая, в одномъ случае примесь копорского чая, въ двухъ случаяхъ была заметная примесь песку

— Субботин А.П., 1892

1888 год стал также известен и первым громким судебным делом в отношении разоблачения недобросовестных торговцев — братьев А. И. Поповых. Последние были изобличены в подделки чаёв, которой они занимались порядка 3-х лет. Они мешали копорский и спитой чай с китайским, развешивали и упаковывали его в обвёртки с подделанными этикетками под известную фирму «К. и С. Поповых». Только во второй половине 1885 года ими было поставлено более 70 пудов в продажу под видом синего сендаля. Некоторые продаваемые в розницу их чаи обходились покупателю в 1 р. 8 коп, в то время как закупщику самые низкие сорта китайского чая обходились минимум в 1 р. 25 коп.

В обществе всё большую популярность набирали общедоступные способы проверки качества чая.

Присутствие кипрея лучше всего узнаётся по способу Грисмейера: къ заподозренному чайному настою прибавляютъ двойной настой крепкого спирту (въ 90%). Если через некоторое время смесь окажется мутною, какъ будто от присутствия слизи, то чай без сомненья содержитъ в себе листъ кипрея. Кроме того, Копорский чай узнаётся по тёмному и мутному настою, напоминающему кофе, въ самой траве попадаются стебли и тоненькие палочки

— С. Ноткин, 1889

В 1889 году при открытых лабораториях Москвы и Петербурга, санитарные комиссии предприняли массовое обследование чая, когда было взято 694 пробы.

После процесса по делу братьев Поповых, было найдено несколько складов Копорского чая и начато несколько новых судебных дел.

В 1890 году министерство имущества внесло в государственный совет проект мер для борьбы с фальсификацией жизненных и иных продуктов.

Согласно проекту, предложено учредить изъ представителей министерствъ государственныхъ имуществъ, внутреннихъ делъ и финансовъ, а также городского общественного управления и земства особый комитетъ по надзору за доброкачественностью сельскохозяйственныхъ, пищевыхъ и иныхъ продуктовъ и предметовъ потребления. На комитетъ этотъ будетъ возложено руководящее наблюдение за деятельностью остальныхъ низшихъ органовъ надзора, за недопущениемъ в продажу фальсифицированныхъ съестныхъ и иныхъ припасовъ и продуктовъ

— Cубботин А.П., 1892

Из мер противодействия фальсификации в 1889 голу были установлены особые чайные бандероли, увеличились штрафы, уничтожались целые плантации Иван-чая и особо поощрялись доносчики.

Американская и Кяхтинская торговые компании продолжали активно стирать границу между пониманием суррогата и фальсификата в обществе. Так, кяхтинские торговцы с подачи правительственных органов в литературе и посредством аналитических станций при обществе охраны народного здравия, путём разных уловок путали понятие Иван-чай с чаем полученным из разных химических веществ, а также спитым

— Пель А.В., 1889

Населению повсюду внушалось мнение о вреде, который они могут получить, потребляя поддельный чай. При этом, ораторы, как правило, указывали не на фальсификат, а на Копорский чай. Принеся образцы чая в лабораторию, обыватель слышал:

Подделка пищевыхъ продуктовъ совершается такъ искусно, что определение её, пользуясь одними нашими органами чувств —зрениемъ, вкусомъ, обоняниемъ, осязаниемъ, и домашними приёмами, решительно невозможно. Открытие многихъ ненормальныхъ примесей въ пищевыхъ веществахъ можетъ быть произведено съ успехомъ только в хорошо обставленныхъ лабороторияхъ, путёмъ довольно сложного физического или микроскопического исследования или химического анализа, напримеръ присутствие маргарина въ коровьем масле, копорской травы и листьевъ спитого чая въ настоящемъ чае, трихнинъ в мясе и т.п.

— Субботин А.П., 1892

Сложившаяся пропаганда вдобавок к усилившемуся надзору со стороны государственных органов, судебным преследованиям и увеличению штрафов, к середине 80-х годов XIX века, свело на нет производство Копорского чая и снизило уровень фальсификации китайского листа.

Правительственные меры поддержки русской компании на Кяхте и ряд мер в отношении удешевления китайского чая  привели к снижению цен на настоящий чай. Это позволило распространиться китайскому чаю в глубинках России и дало возможность беднейшим классам покупать настоящий чай. Государственные меры поддержки русской чайной компании в середине ХIХ века также вызваны антиалкогольной компанией, и пропагандой чайного напитка как альтернативы потреблению спиртного. В центральных городах Российской Империи открываются чайные дома, передовая интеллигенция ведёт просветительскую работу среди студенчества и бедного люда. Среди ямщиков и крестьянства набирало популярность правило просить на чай, а не на водку. В народе появилось даже такое понятие как «чайный рубль» [Бочаговь А.Д. // Наша торговля и промышленность в старину и ныне., 1891].

Таким образом, отечественная промышленность Копорского чая являлась «самобытной». Русское «чаеводство» просуществовало более столетия и развилось в довольно широких масштабах не только вне всякого покровительства, какое оказывалось другим отраслям, но даже под вечным Дамокловым мечом в виде Высочайших указов, законов, судов, штрафов, гонений и уничтожений плантаций Иван-чая.

Изложенные факты не могут оставить равнодушным современников, а былое величие Копорского чая объясняет тот живой интерес, который возник в нашем обществе к возрождению Иван-чайной отрасли среди нынешних производителей.

Список использованной литературы:

  1. Субботин А.П. Чай и чайная торговля в России и других Государствах. – Санкт-Петербург, 1892.
  2. Московский Университет. Чтение в императорском обществе истории и древностей российских. Третье издание. – Москва, июль-сентябрь 1860.
  3. Павлов А.С. Чайная торговля и чай. – Москва, 1860.
  4. УстьянцевН.П. Сибирь и её значение для всемирной торговли // Исторический вестник., 1888 № 11.
  5. Пель А.В. О фальсификации чая. – Санкт-Петербург, 1889.
  6. А. Наумов. О фальсификации чая // Варшавский дневник., 1888.
  7. Доктор Бертенсон. Иван-чай, как народный напиток // Журнал Иллюстрированный мир. – Санкт-Петербург, 1884 № 15.
  8. Копорский чай // Большая советская энциклопедия: [30 т.] гл. ред. А.М. Прохоров – 3-е изд. – М. : Советская энциклопедия, 1969-1978.
  9. С. Ноткин. Фальсификация пищевых продуктов и домашние способы распознавания её. – Санкт-Петербург, 1889.
  10. Бочагов А.Д. Торговля предметами потребления // Наша торговля и промышленность в старину и ныне. – Санкт-Петербург., 1891 № 1.
  11. 11.Корсун В.Ф., Викторов В.К., Корсун Е.В., Даньшин Е.А. Русский Иван-чай. – Москва, 2016.
  12. Неумывакин И.П. Иван-чай. Мифы и реальность. – Москва — Санкт-Петербург, 2015.
Заказать иван-чай
2019-01-12T00:52:20+00:00